Саки

География Климат История Настоящее время

Саки — город в Крыму РФ, центр Сакского района, в состав района не входит, образует городской округ Саки (Сакский городской совет) как единственный населённый пункт в его составе. Республика Крым – субъект Российской Федерации.

Саки на карте

Прежнее названиеСак. Город с 1952 года. День города — 11 июня. Площадь 28,736 км². Население 24 282 человек. Сайт города Саки.

География

География города Саки очень своеобразна: обширая площадь приморской равнины к северу от природного солёного Сакского озера. Непосредственно к городу примыкают множество поселков.

Климат

Климат города Саки приморско-степной, очень засушливый, умеренно мягкий, с мягкой зимой. Не мало сильных степных ветров придают соответствующий колорит местности, чуть прохлцйаднее чем на остальном южном берегу Крыма. Средняя годовая температура воздуха +12,2 °C. Средняя температура летних месяцев +22 °C, зимних — около +2 °C. Продолжительность солнечного сияния в течение года — 2500 часов. Температура воды летом — +25°C.

Саки на фото

История

Первые упоминания о этой местности города Саки писали древнегреческий историк Геродот в V веке до н.э., древнеримский учёный Плиний Старший в I веке и греческий географ Клавдий Птолемей, автор трактата «Руководство по географии» в 8 книгах, во II веке н.э. Но достоверности кто первый населял нет. Есть версия о названии города, возможно когда ее населяли скифы, так в генезисе топонима – присутствует скифское слово «олень». Также не лишено смысла предположение о переводе древнего корня слова «сак», как «мешок, сумка, сачок», что можно объяснить природными особенностями местности, её рельефа. А, исходя из места расположения, можно предположить ещё одну гипотезу: слово «сак» в некоторых тюркских языках означает «пост, стража». В любом случае согласно раскопкам ясно, что по берегам и в окрестностях Сакского озера люди начали селиться ещё с эпохи бронзы.

Так же известно, что в I тысячелетии до н. э. в Средней Азии проживали родственные скифам кочевые племена, их назызывали “саками”. Скифы, населявшие степной и предгорный Крым, были знакомы с этими племенами среднеазиатских саков и вели с ними активную торговлю. Очень может быть, что слово каким-то образом прижилось в Крыму.

Когда в Крыму хозяйничало Крымское ханство, преемники Золотой орды, Саки представляли собой небольшое провинциальное село, входившее во владения знатного крымского рода Мансур.

Псковский епископ Гермоген (в миру Константин Петрович Добронравин), посетивший поселок Саки в начале XX века, писал, что до присоединения Крымских земель к России здесь располагался обычный татарский аул Сак, туда после выезда татар в Турцию из многочисленных губерний Российской империи переселились русские.

Зимой 1986 года часть пересыпи, отделяющей Сакское озеро от Черного моря, была распахана под посадки серебристого лоха (это листопадный кустарник, по виду очень напоминающий дерево, в высоту взрослое растение достигает от двух до четырех с половиной метров). На большом участке площадью около 200 квадратных метров обнаружены керамическая утварь и кости, привлекшие внимание школьников и коллекционеров древностей. В течение нескольких месяцев они рыли ямы на этом участке, и обнаружили античные монеты, амфоры, столовую посуду, глиняные статуэтки, светильники, фрагменты мраморной и известняковой скульптур, рельефов и многое другое представляющее культурную ценность.

Богат был край города Саки на древние изучения, так Западно-Крымская экспедиция Института археологии Академии наук Украины под руководством кандидата исторических наук С. Б. Ланцова провела свои раскопки на этом месте. Было найдено огромное количество древних монет из разных городов – Керкинитиды, Херсонеса, Пантикапея, Рима, что свидетельствовало о большой истории этих мест.

Так можно было полагать, что на берегу Сакского озера находилось существовавшее со II века до н. э. античного “курорта”, связанного с сакральным врачеванием. Основными гостями были состоятельные греки, римские легионеры, скифы, сердцами которых владела любовь к богоподобному Гераклу Сотеру и другим богам, таким как Асклепий, Гигиея и Артемида (которая приходилась сестрой-близнецом Аполлону, верховному богу-целителю). Возможно, что страждущие исцеления приносили ценные монеты в это святилище. Во все времена люди просили у всемилостивейших богов главного – это здоровья, которое возвращала целительная грязь озера, и “расплачивались” за это своими монетами, которые по счастливой случайности были обнаружены при раскопках на сакской пересыпи.

Без сомнений, на античном “курорте” практиковали своё ремесло греческие врачи, используя методы, похожи с методами рациональной советской медицины. Вовсе не случайно о “египетском” методе лечения грязью в этих местах в V веке до н. э. упоминает “отец истории” Геродот.

«Целебная сила сих грязей была известна здешним коренным жителям, и все вообще обитатели полуострова имели к ним доверие до такой степени, что во всяком хроническом недуге прибегали к пользованию. А как у них не было медиков, которые могли бы, соображаясь с состоянием страждущих и свойством болезней, придать совет, то в сем качестве руководствовал их татарский мулла, который, прежде чем ложиться больному в грязь, предварительно читал над ним молитвы. Пользуясь крайним невежеством больных и значительным для себя прибытком, мулла не разбирал болезней, но, следуя внушениям корыстолюбия, уверял каждого в возможности получить облегчение, какою бы болезнью он ни страдал и в какое бы время дня ни ложился в ил”, — писал один из основателей истории. Так если грязи не помогали больному, “мулла отговаривался тем, что больной не имел полной веры в целебную силу грязей и не внимал с должным усердием его молитвам”.

В 1783 году Крым был присоединен к Российской империи. И сразу же на полуостров хлынули любопытствующие, желавшие своими глазами увидеть вновь обретенные чудные земли.

Поскольку история города Саки напрямую связана с грязевыми лечебными свойствами почвы данного региона будет вполне разумно отдать дальнейшее повествования этому чуду природы.

Сакское озеро с его целебными грязями заинтересовало многих русских исследователей, в том числе выдающегося академика Петра Симона Палласа, естествоиспытатель и путешественник на русской службе с 1767—1810 годов, изучавший природу Крыма в течение многих лет, в своем “Кратком описании Таврической области” осуществил первое районирование озер полуострова. Палласом выделены и описаны пять групп озер, в том числе Сакское.

Одним из первых крымских путешественников был Павел Иванович Сумароков, русский академик, натуралист, писатель, юрист. “Озеро Сак близ деревни сего же имени, – писал он в своей книге “Путешествие по всему Крыму и Бессарабии в 1799 году”, – достойно, чтобы о нем сообщить. Оно имеет чудесное действие подавать скорое исцеление от многих болезней”. В 1803 году Сумароков посетил деревню Сак повторно, а вскоре издал книгу “Досуги крымского судьи, или второе путешествие в Тавриду”, иллюстрированную художником Колпачниковым. В ней он подробно и не без юмора описывает процедуру лечения грязью.

В деревне Сак татарин, отправляющий должность аптекаря при той чудесной врачебнице, встретил нас у своего дома, отворил свою хату, устроил из подушек диван, сам пошел делать приготовления, а мы во ожидании того совлекли с себя одежды. Часа через полтора явился наш эскулап, подвезли арбу, мы накинули на себя плащи, влезли в тот подвижной чулан, поклали тазы, белье и поехали к озеру, в версте от селения отстоящему. Прибыв к берегу, мы босоногие шествовали по вязкой тине сажен пятьдесят и достигли выкопанных в грязи могил с устроенными от северной стороны, для защиты, шалашами… Я вижу, что читатель хочет позабавиться на наш счет, пусть же он вообразит себе каждого из нас лежащего всею длиною тела в особой могиле, под бугром накинутой грязи, который, оставляя одни только головы на свободе, лишал нас всякого движения. Пусть вообразит он увязшего по колена моего слугу с распущенным надо мною, к предохранению от солнечных лучей, зонтиком. Пусть прибавит он к сей картине татарина, сидящего на цыпочках подле меня, который, накидывая свежей грязи, поливал водою, как будто по пашне, покрывающее меня вещество. Теперь пусть он представит затейливого моего товарища с приткнутою молодым татарином к его губам трубкою и в сем положении испускающего табачный дым… Наконец, через полтора часа последовало наше восстание, и мы воскресли, во угождение переселению душ Пифагора, в виде уже негров, но лекарь татарин… посадил нас на камень и посредством вылитых на нас нескольких ведер воды поставил нас набело”.

Данный метод лечения вошел в медицинскую литературу под названием “крымский”.

В 1827 году в городе Саки была основана первая в Российской империи грязелечебница, а несколько лет спустя открылось отделение Симферопольского военного госпиталя.

В поворотные годы Крымской войны для Российской империи 1853—1856 годов недалеко от Сак, между озёрами Сакским и Кызыл-Яр, десантировались войска коалиции, участвовавшие в осаде Севастополя. Войны прошли, грязелечебница работает по сей день.

С самых первых лет становления Сакского грязевого курорта ему оказывал постоянную помощь генерал-губернатор Новороссии граф Михаил Семенович Воронцов. В переписке между чиновниками очень часто встречается фраза “согласно воле графа М. С. Воронцова”.

В феврале 1836 года таврический губернатор, действительный тайный советник, Александр Иванович Казначеев, руководивший губернией с 1829—1837 годах, пишет архитектору Карлу Эшлиману: “Согласно воле графа Воронцова составить план и смету на постройку при сакских грязях бани и прочих строений”. Однако денег на тот момент не нашлось.

Но настойчивый граф Воронцов обещал помочь сакчанам и направил через губернское земство четыре тысячи рублей из личных средств под нужды строительство первой Сакской грязелечебницы. Получив деньги, стали быстро осваивать. К лету 1840 года простейшая грязелечебница, не замысловатое легкое помещение для принятия теплых ванн в ненастную погоду при Сакском соленом озере была построена.

Но богатые пациенты, с каждым разом всё больше прибывавшие в Саки на лечение, желали европейского комфорта. Доктор Николай Анатольевич Оже упорно продолжает направлять в Симферополь официальные письма с просьбами о крайней необходимости строительства многочисленных капитальных сооружений (бани, устройства нагрева грязей, домов на берегу озера для отдыха, флигеля, где бы разместились кабинеты врача, аптекаря и различных торговых лавок).

Губернатор, заново, “согласно воле графа Воронцова”, поручает архитектору составить план и смету на вышеуказанные строения. Сумма получилось мягко говоря немалая для тех времен – 77 601 рубль 80 копеек. Соразмерив желаемые и действительные финансовые возможности, Казначеев приходит к выводу, что данные работы можно выполнить за 15 452 рубля, и просит разрешения у военного губернатора заложить эти деньги в смету.

Будучи мудрым и опытным управляющим будучи в курсе пороков отдельных жителей своей страны, по большей части касаемое воровства, Воронцов поручает одесскому архитектору Боффо пересмотреть сакские планы, “…соображаясь с постройками, сделанными для этих целей при Куяльницком лимане”. Более того, граф Воронцов для архитектора составляет примерный план чертеж Сакской грязелечебницы. Документы с замечаниями Боффо скоро переправляют в Симферополь с просьбой пересчитать сметы. Однако губернское земство не очень торопится выполнять эти распоряжения. Ещё тогда в русских канцеляриях были способны загубить любое грамотное дело. Воронцов 28 октября 1836 года пишет докладную таврическому губернатору: “Я, перепроводив оные документы к Вашему превосходительству 13 июля, просил Вас, милостивый государь, распорядиться о составлении сиих планов и смет на постройку при Сакском озере кругового здания для теплых грязных ванн, флигеля, деревянного балагана [легкая постройка] и о представлении таковых мне. Не получив их, я обязываюсь просить покорнейше Вас, милостивый государь, приготовить это дело со всеми планами и сметами к приезду моему в Ялту и тотчас же объясниться со мной насчет дальнейших по этому распоряжений”.
Как только генерал-губернатор выразить свое мнение в виде явного недовольства этой волокитой, только тогда его распоряжения начали исполнять. Так уже через неделю – 4 ноября – его сиятельству сообщают, что составление сметы на постройки при сакских грязелечебницах поручено губернскому архитектору Григорьеву и что он лично представит их Воронцову. Скоро пришло следующее письмо, сообщающее, что губернский архитектор выполнил все расчеты! Но и это ещё не всё.

Планы и сметы были составлены, разве что средств на строительство у губернского земства опять не нашло – ни в 1837 году, ни в последующие четыре года. Даже такой маститый политик, как М. С. Воронцов, не всегда мог расшатать бюрократическую машину юга России.

В сентябре 1841 года граф в одном из писем утверждает, что посещавший сакские целительные грязи некто Г. Голубков пожертвовал 20 тысяч ассигнациями “для построения при заведении бани, в которой бы больные могли принимать грязевые ванны несмотря на погоду”. Тут же граф даёт указания, какой должна быть баня: иметь около девяти аршин в диаметре (6,4 метра), с особыми комнатами для отдыха. Не забыл граф о слабом поле, предложив при той же бане устроить небольшое отделение для женщин. Наученный опытом, пожелал все расчеты представить лично ему. Кто же этот благодетель Г. Голубков? Граф не указал ни его чина, ни звания, ни места жительства. Есть мнение что этот неизвестный и есть сам граф по какой то причине не пожелавший лишней славы, таким скромным и щедрым он оставался сам для себя, тем более, Михаил Семенович выдает распоряжения о том, какой должна быть грязелечебница. К тому же в архиве нет его переписки с Таврическим губернским земством по поводу строительства Сакской грязелечебницы. Поэтому и возникла версия, что граф вновь решил выделить деньги на развитие курорта из личных средств. Так он избежал многочисленной волокиты получения средств официальным путем и воплотил свою мечту на благо остальных соотечественников. О времена, о нравы! Так задуманное, круговое здание с подогревом грязи, легкие деревянные домики на сваях на самом озере, флигель к казенному дому было завершено к лету 1846 года.

Наука, в том числе медицинская не стоит на месте, в 1840-х годах “крымский” метод лечения сменяется новым, вошедшим в медицинскую литературу под названием “грязевые медальоны”. Лечебную грязь аккуратно выкладывали на деревянные площадки в форме овала размером в полный человеческий рост. Эти площадки были хорошо прикрыты от ветра. К за пол суток дня грязь нагревалась. Сняв горячий слой, а это около 48-50 °С, им быстро обмазывали больного. Если погода была пасмурная, дождливая, то процедуру не применяли. Для ослабленных больных готовили разводные ванны – в деревянную ванну выкладывали грязь, разбавляли водой и размешивали.

Развитие деревни и курорта было прервано Крымской войной 1853 -1856 годов между Турцией, Англией, Францией и Сардинией с одной стороны и Россией – с другой.

Командующий объединенной союзной армией маршал Сент-Арно счел удобным для высадки войск побережье Каламитского залива. В течение пяти суток, с 1 по 5 сентября 1854 года, жители прибрежных деревень с тревогой смотрели на несметное количество кораблей, скопившихся у берега.

С ноября 1854 по март 1856 года в селах Сакской волости размещался особый Евпаторийский передвижной отряд. Он удерживал в блокаде войска союзников, сосредоточенные в Евпатории, не позволяя им покинуть занятый город, охранял от врага всю северо-западную часть полуострова и дорогу СевастопольСимферополь – Перекоп. На протяжении всей войны дорога функционировала бесперебойно, по ней в Севастополь поступало пополнение, вооружение, продовольствие, а из города двигались обозы с ранеными. По этой, сохраненной усилиями Евпаторийского отряда дороге главнокомандующий сухопутными и морскими силами в Крыму генерал Михаил Дмитриевич Горчаков удачно смог вывести всю свою армию за пределы полуострова после оставления войсками южной части Севастополя. Никто из солдат, покинувших обессиленный город, не был унижен пленом.

В феврале 1855 года генерал Степан Александрович Хрулев предпринял наступление на Евпаторию. В окрестностях Сак началось сосредоточение русских войск. В самой деревне расположились многочисленные драгуны, казаки и конная артиллерия. Был основан штурмовой отряд численностью в 18 тысяч человек. В день наступления противник со стоящих на рейде судов открыл сильный огонь по тылам русских войск. В Саках было разрушено все, что еще оставалось целым. А наступление на Евпаторию после многочисленных потерь захлебнулось.

В 1858 году на месте разрушенного города Саки поселились греки из Константинополя, ранее переселенцы из Полтавской губернии. Местность обживали, но настоящим городом Саки стали в советскую эпоху, когда происходил бурный рост населения, более чем в 10 раз по соотношению с началом и окончанием существованием СССР. В 1952 году ему присвоен статус города.

После Крымской войны знаменитая Сакская грязелечебница, так выстраданная трудами соотечественников оказалась разрушена. На чертеже второй половины XIX века, переданном в 1911 году губернским земским техником Ф. Исаевым Сакскому музею, можно увидеть, что от зданий ничего не осталось, только сильно поврежденные стены.

Архиепископ Таврический и Херсонский Иннокентий 25 апреля 1857 года пишет в Священный Синод о строительстве церкви в селе Саки: “Честь имею уведомить, что дело остановилось за прошедшею войной и вследствие ее может совершенно переиначиться, ибо новая церковь предполагалась к постройке главным образом ради существующего там больничного заведения, от которого теперь не осталось ни щепки”.

Тем не менее сразу же по окончании боевых действий в Саки снова потянулись жаждущие исцеления, и это обстоятельство поставило перед местными военными и гражданскими властями задачу воссоздания лечебных заведений. Восстановление затянулось на несколько лет. Сначала отстроили военное заведение, но им могли пользоваться только офицеры, а также члены офицерских семей. В 1889 году в Саках лечилось 30 офицеров и 120 нижних чинов, хотя заведение могло принимать и большее количество больных. Правда, лечебница, построенная по барачному типу, не могла похвастаться удобствами.

Гражданская грязелечебница была достроена за счет губернского сбора в I860 году. До 1864 года она находилась в ведении Евпаторийского лечебного управления.

В июне 1862 года в казенное грязевое заведение села Саки был командирован евпаторийский врач Е. И. Поспишиль. Уроженец Баварии, Поспишиль в годы Крымской войны был принят по контракту на русскую военно-медицинскую службу. Доктор участвовал в обороне Севастополя, был батальонным лекарем перевязочного пункта Корабельной стороны. По окончании войны он остался в Крыму.

В 1864 году врачебная управа передала Поспишилю Сакскую грязелечебницу в аренду. При этом он платил губернской врачебной управе мизерную арендную плату – 300 рублей в год. Условия, считавшиеся самыми выгодными для арендатора, оказались крайне неблагоприятными для дела развития грязелечения. За период аренды на развитие курорта средств совсем не выделялось. Существовавшие постройки – четыре каменных домика, ванное отделение, гостиница – совсем обветшали. Правда, одно новшество было введено Поспишилем: в грязелечебнице установили ванны, высеченные из сарматского известняка. В них больные не могли лежать, а лишь сидели, поджав ноги.

К концу срока аренды грязелечебное заведение пришло, по словам очевидцев, “в самое печальное состояние”. Согласно докладу специальной комиссии губернскому земскому собранию, строения грязелечебницы нуждались в серьезном капитальном ремонте: “Во всех зданиях каменные стены имеют значительные трещины; черепичные кровли… не могут удовлетворять своему назначению. Все деревянные части прогнили, все полы требуют перестилки, половые балки – перемены, стропила и стропильные балки ветхи”.

За три года до окончания срока аренды Таврическое губернское земство возбудило ходатайство о передаче лечебницы в его ведение, и в 1881 году это ходатайство было удовлетворено. В этом же году лечебницу посетила княжна Елена Горчакова, оставившая описание условий жизни и лечения в тогдашних Саках. Прибыв грязелечебницу, княжна прежде всего познакомилась с Местной гостиницей на 50 номеров: “Шли мы бесконечным темным коридором, по обеим сторонам которого то и дело отворялись двери и выглядывали скучающие любопытные лица. Смотритель заведения отворил дверь в какую-то конуру, сырую и пропитанную всевозможными запахами. Он ввел меня в эту отвратительную комнату в одно окно, с двумя кроватями, маленьким столом и за перегородкой грязным коником, вместо гардероба или комода…”.

Не все номера были такими, однако самые благоустроенные из них занимались очень быстро. Процедура лечения мало изменилась с сумароковских времен, правда, теперь больные закапывались в грязь не на берегу озера, а в специальном помещении грязелечебницы, открытом для солнечных лучей. “Процесс замуровывания, или закапывания в грязь, – сообщает Горчакова, – очень неприятен. После того, как вы разделись в комнатке… вы повязываете голову мокрым полотенцем, набрасываете на себя парусиновый плащ, надеваете соломенные туфли, очень похожие на лапти, и отправляетесь на площадку… тут вас две женщины берут под руки и медленно… кладут на спину, совершенно прямо и руки по швам; под голову пододвигают вам низенькую деревянную скамеечку… и одновременно с обеих сторон покрывают вас слоями грязи, смазывая ее руками так, чтобы нигде не было трещины и чтобы она представляла совершенно гладкую поверхность”. В таком положении следовало лежать в течение 20 минут, после чего, предварительно пропотев и обсохнув, отправляться домой.

Пользующиеся грязями в Саках были обречены на чрезвычайную скуку. В селении долгое время отсутствовали какие бы то ни было развлечения, и пациенты занимали себя либо прогулками по малопривлекательной степной местности, либо чтением газет и журналов, которые выписывало грязевое заведение. Газет на всех не хватало, и за прессой, появлявшейся в Саках приблизительно через неделю после выхода в столицах, выстраивалась очередь.

Земством была разработана целая программа “реанимации” лечебницы и выделены немалые средства на приведение ее в порядок – в первый год земство затратило на это 19 000 рублей, в следующем – еще 20 000.

Первоначальный опыт земского управления не вызывал у очевидцев особенного восторга, один из них, А. Н. Нилидин, писал в 1883 году: “Передача Сак земством в частные руки, по моему мнению, вещь неизбежная, и можно только сказать, что чем скорее она состоится, тем будет лучше для успеха самого дела… Коллегии трудно быть хорошим, непосредственным хозяином”. Однако благодаря энергии и распорядительности руководства дела вскоре пошли на поправку, и уже через несколько лет грязелечебница в Саках превратилась в доходное заведение, составлявшее предмет гордости таврической земской общественности. Сакская грязелечебница представляла собой уникальное в своем роде заведение. Не будучи ни частным, ни государственным учреждением, а находясь в ведении местного самоуправления, она не только приносила немалые доходы в земскую казну, была не только образцовой с точки зрения благоустройства, но и предоставляла возможность недорогого и даже бесплатного лечения для малоимущих…

В 1880-90-х годах были построены новое здание грязелечебницы, барак для бесплатных земских больных, гостиница, ванное отделение.

Лечение в Саках рекомендовалось при различных ревматических заболеваниях, болезнях костей и суставов, уплотнении и утолщении тканей, застарелых формах сифилиса. Пользование грязями рекомендовалось также для лечения женских заболеваний, при кожных болезнях, а также некоторым нервным больным. Ресурсами Сакского озера пользовались в виде так называемых натуральных грязевых ванн, “разводных” грязевых ванн, рапных ванн и купания в озере. Грязевые ванны принимались на специальных прогреваемых солнцем площадках, на которые грязь доставлялась из озера по специальным рельсам. “Разводные” ванны принимались в специальных ванных залах, преимущественно в тех случаях, когда плохая погода мешала принятию обычных грунтовых ванн. Рапные ванны приготовлялись из соленой озерной воды, подогретой в специальных мраморных емкостях. Важным элементом лечения считался процесс потения, который проходил в специальных потельных комнатах (“потельнях”), где больные отдыхали после принятия ванн. За всеми процедурами наблюдали семь штатных врачей, имелся многочисленный обслуживающий персонал, отвечавший за доставку грязи, приготовление ванн, обслуживание пациентов лечебницы и уборку.

Платными были все услуги, включая консультации врача. И даже за самый бюджетный класс надо было хорошо раскошелиться.

За месячный курс лечения грязью в 1914 году больной должен был заплатить от 15 до 25 рублей, за каждый врачебный совет – 3 рубля, анализ – от 1,5 до 3 рублей. По особой таксе оплачивались массаж, втирания и другие процедуры. Номер в гостинице стоил от 30 до 165 рублей в месяц, при этом за постельное белье брали особую плату. За прокат парусинового плаща взимали плату 2 рубля 50 копеек, отдельно оплачивались простыни и полотенца для ванн. Каждая поездка на берег моря и обратно – 2 рубля.

Месячное пребывание на курорте (без стоимости проезда) обходилось от 140 до 350 рублей. Если учесть, что месячный заработок квалифицированного рабочего составлял от 25 до 40 рублей, то становится ясно — лечение не для всех.

Поскольку желающих получить медицинские услуги было намного больше, чем могли вместить помещения лечебницы, часть больных располагалась в деревне, где в начале XX века возникло несколько небольших гостиниц, однако большинство снимало квартиры в частных домах. За оградой грязелечебницы царила стихия свободного рынка, причем отнюдь не благоустроенного.

В начале XX века курорт пользовался большой популярностью, о чем неопровержимо свидетельствует статистика посещения лечебницы. В 1880 году в ней лечилось 286 человек, в 1893 году – 545, в 1903 – 1313, в 1913 – 2921. Но реальное количество пользовавшихся сакскими грязями было много большим. Так, если в 1887 году лечебница отпускала 4690 процедур, то в 1899 году- 21 246, а уже в 1910 году их отпускалось 41 020.

К руководству курортом земство привлекало крупных медицинских специалистов. Благодаря этому Саки стали одним из центров, где вырабатывались основы отечественной пелотерапии – науки о грязелечении.

В 1909 году на должность старшего врача грязелечебницы приглашается Сергей Сергеевич Налбандов (1868-1939), один из крупнейших российских ученых, занимавшихся изучением пелотерапии. Его усилиями были оснащены кабинеты и лаборатории, привлечены к работе квалифицированные доктора.

Доктор Налбандов был приглашен в Саки Таврической губернской земской управой. Большая часть научной деятельности врача была посвящена вопросам неврологии и грязелечения. Он опубликовал 75 научных работ, более 60 из которых посвящены вопросам грязелечения.

Рачительный хозяин, Налбандов заботился о благоустройстве поселка, улучшении условий жизни работников курорта. С первых лет работы, уже в 1910 году, он открывает на берегу озера первую в России “народную лечебницу”. Только с помощью С. С. Налбандова в Саках удалось открыть Институт диагностики и физических методов лечения. Рядом с институтом строится хирургическое отделение, которое, как сказал хирург Н. Н. Бурденко, “могло бы составить большую честь любой из тогдашних клиник”. Под руководством Налбандова в 1914 году построено здание грязелечебницы, которое служит до сегодняшних дней.

Именно С. С. Налбандов приглашает в Саки хирурга Николая Ниловича Бурденко и с его помощью открывает ортопедическую мастерскую, где больных не только лечили, но и, отправляя домой, снабжали ортопедическим корригирующим аппаратом. Налбандов привлекает к работе в Сакской грязелечебнице врачей всех специальностей, создавая клинические условия для лечения больных. С целью усиления эффекта лечения грязями выписываются гимнастические аппараты, открывается кабинет электролизации.

За годы деятельности Налбандова курорт обзаводится механической прачечной, холодильником, строится узкоколейка, по которой конной тягой подвозится добытая на озере лечебная грязь, вводится паровой нагрев воды, рапы и грязи, в парке появляются спортивная и детская площадки. Под руководством Налбандова открываются медицинская библиотека и музей. В библиотеку врач передал собранную им литературу и рукописи о Саках, а также составленную им библиографию о Саках с 1795 года по материалам Румянцевской библиотеки в Москве, где он работал в зимние месяцы. Впервые в России Налбандов объединяет и организует конференции врачей для обмена опытом. Сакская грязелечебница становится всероссийским курортом.

После революции и разрушительной Гражданской войны многое в Саках пришлось восстанавливать. По настойчивому требованию наркома здравоохранения Н. А. Семашко в 1924 году С. С. Налбандов вновь приступил к работе в грязелечебнице. Благодаря ему появляется биологическая лаборатория, устраивается лимонное хозяйство, углубляется лечебное дело, открывается станция для наблюдения за состоянием лечебного озера (ныне ГГРЭС).

Сергей Сергеевич Налбандов в дополнение к грязевым процедурам вводил физические методы лечения, аппликационный метод. В рамках проводившихся по его инициативе первых серьезных исследований на Сакском озере был поставлен вопрос о необходимости постоянных наблюдений за режимом лечебного озера и проведении систематических исследований его грязи и рапы.

25 августа 1981 года на здании курортной поликлиники была открыта мемориальная доска со словами: “На Сакском курорте с 1909 по 1927 год работал главным врачом известный русский и советский бальнеолог и курортолог профессор Налбандов Сергей Сергеевич”.

Большим событием стало открытие в 1912 году Института диагностики и физических методов лечения. В новом здании, построенном по проекту архитектора Д. Д. Рихтера, разместились шесть отделений института. Это был, по сути, клинический санаторий. Руководители грязелечебницы выписали из медико-механического института Швеции аппараты ортопеда Г. Цандера, открыв отделение механотерапии. Эти аппараты позволяли тренировать ослабленные мышцы пациентов и развивать двигательные функции суставов. Это был прообраз современных тренажеров. В здании института размещались: зал механотерапии с комнатами для врачебной гимнастики и массажа, неврологическое и хирургическое отделения, рентгенкабинет с фотографической комнатой, химико-бактериологическая и биологическая лаборатории, две приемные врачей третьего класса, кабинеты для приема пациентов с мочеполовыми и глазными болезнями, аптека и зал для заседаний, служивший также библиотекой и музеем. В двух крыльях второго этажа здания располагались 19 комнат для врачей и служащих. Учреждение группировало все вспомогательные лечебные и диагностические средства при грязелечении. Главная задача отделений состояла наряду со специальным наблюдением за больными в назначении и проведении в случае необходимости дополнительного лечения, обусловливающего еще больший успех основного лечения грязями. Известность Сакского лечебного учреждения достигла столицы.

Первая мировая война

В 1915 году, в разгар Первой мировой войны, императрица Александра Федоровна, убеждая венценосного супруга Николая II организовать в Евпатории и Саках госпитали для раненых, писала ему: “Там есть грязи, море, песчаные ванны и Цандеровский институт… Это великолепно!” Александра Федоровна не понаслышке была знакома с удивительным действием сакской грязи. В 1913 году грязь применяли для лечения страдавшего гемофилией цесаревича Алексея. Для этого во время летнего отдыха царской семьи грязь и рапу в бочках отправляли морем в Ливадию, где на балконе хорошо освещенного солнцем Итальянского дворика было устроено нечто вроде грязелечебницы для одного пациента. Несколько процедур значительно улучшили состояние здоровья наследника, мальчик практически оправился от недуга, нога у него выпрямилась и, к радости родителей, он почти не хромал.

Поселок Саки в начале XX века входил в Евпаторийский уезд, и в документах тех лет сохранилось сообщение председателя Евпаторийской управы С. Э. Дувана, которое он сделал в земском собрании. На нем городской голова поведал о беседе с императором, состоявшейся 5 ноября 1913 года во время приема в Ливадии губернских и уездных предводителей дворянства и председателей земских управ. Семен Эзрович, обратив внимание монарха на целебные свойства сакских грязей, морских купаний и песчаных пляжей, осмелился просить его содействовать постройке железной дороги в Евпаторию. Государь обещал поспособствовать скорейшему решению этого вопроса.

Через два года железная дорога Симферополь – Евпатория была построена. Благодаря сакским минеральным грязям с 1915 года Евпатория вошла в сеть российских железных дорог. Евпаторийское земское собрание обратилось к императору с просьбой позволить присвоить железной дороге имя Южно-Николаевской.

Во время Первой мировой войны тысячи раненых солдат и офицеров нуждались в лечении и реабилитации.

Таврический губернатор Н. А. Княжевич и созданный после начала войны Таврический губернский комитет по организации помощи больным раненым воинам разработали грандиозный проект создания на базе Сакского и Мойнакского озер современной санатории “в самом широком масштабе по типу перворазрядных заграничных курортов… с обширными хорошо оборудованными лечебными помещениями и жилыми зданиями, способными по удобству и комфорту удовлетворить запросам всех слоев общества”. Проект был опубликован в 1915 году. Речь шла о постройке крупного лечебно-оздоровительного комплекса, функционирующего круглогодично и готового принимать единовременно более 800 больных. Предполагалось построить несколько ванных заведений, механо-терапевтический институт, купальни, пять обширных гостиниц на 300 номеров, два пансиона, курзал с рестораном, бильярдной, читальней, хозяйственные помещения и дома для персонала, электростанцию, водопровод и канализацию, парк и многое другое. Стоимость проекта оценивалась в 2,5 миллиона рублей, которые планировалось привлечь как за счет частной инициативы, так и благодаря помощи государства. Состояние экономики страны, однако, не позволило даже приступить к реализации проекта, и дальнейшее развитие грязелечения в Саках пришлось на послереволюционный период. Но прежде Сакам пришлось пережить годы разорения во время Гражданской войны.

В Советское время с 1920-х годов большое внимание и практическую помощь оказывали курорту нарком здравоохранения Н. А. Семашко и Д. И. Ульянов.

После образования в Симферополе в 1921 году Центрального управления курортами грязелечение в Саках было возобновлено. В 1925 году в Саках уже лечилось около трех тысяч человек. До Великой Отечественной войны здесь работали известные советские ученые и медицинские деятели: профессора М. Н. Шевандин, В. Е. Предтеченский, М. М. Дитерихс, П. А. Герцен, Г. А. Рейнберг, С. Р. Татевосов и другие. Они занимались экспериментальным и клиническим изучением методов лечения экстрактами грязей, исследовали физиологическое действие грязи на организм больных.

Одновременно проводилось изучение физических основ и химического состава рапы и грязи Сакского озера. Научные исследования здесь проводили такие яркие ученые, как доктор геолого-минералогических наук А. И. Дзенс-Литовский, профессора московского университета С. Н. Щукарев и А. Д. Пельш.

К концу 1930-х годов Саки превратились в большой курортный поселок. Были построены школа, кинотеатры, детские сады и ясли, библиотеки, осуществлялись электрификация и радиофикация поселка и района. Население Сак выросло до 8 тысяч человек.

В 1930-х годах заведующей Контрольно-наблюдательной станции при Сакском озере (сейчас – ГГРЭС) была Софья Абрамовна Пастак, часто выступавшая в печати с вопросом о необходимости исследования и наблюдения за лечебным озером. В одной из статей она писала: “Жизнь озера слишком сложна и зависит от значительного количества факторов: физико-химических и биологических, создаваемых человеком, пользующимся и распоряжающимся им по своему усмотрению. Все эти факторы оказывают влияние не в один какой-либо определенный период, например, в курортный сезон, но и изо дня в день, в течение круглого года и, наконец, целого ряда лет”.

Софья Абрамовна понимала, что судьба удивительного озера неотделима от развития Сакского курорта. Поэтому в 1933 году в газете “Красный Крым” она публикует свой проект, который называется “Новые Саки”. Основные идеи проекта – необходимость выхода курорта к морю и создания новых грязелечебниц вдали от жилых районов на берегу Сакской пересыпи. Но осуществлению этих планов помешала напряженная обстановка в стране в конце 1930-х годов. В предвоенное время внимание уделялось развитию химзавода, а не курорта. А потом началась Великая Отечественная война.

Великая Отечественная война 

29 октября 1941 года поселок Саки был занят гитлеровцами. Первым ответом местных жителей на “новый порядок” был поджог элеватора на станции Княжевичи (ныне село Яркое), совершенный комсомольцем Иосифом Тертышным. Он был арестован фашистами и в декабре 1941 года повешен на центральной площади поселка.

Однако казнь товарища не испугала сакских патриотов. При немецкой сельскохозяйственной комендатуре действовала группа из десяти человек под руководством Валентина Камлера. Подпольщики доставали необходимые документы, собирали нужные сведения и своевременно предупреждали население о готовящихся облавах для угона в Германию. Гестаповцы выследили их и в декабре 1943 года расстреляли.

Свято чтят сакчане память о юных партизанах: разведчике Викторе Галушкине, Вене Ковалеве, Сереже Кулиде.

Летом 1943 года отважными патриотами был угнан немецкий самолет, который приземлился в Краснодаре. Этот дерзкий подвиг совершили русский летчик, военнопленный Василий Чугуев, и словацкий техник Ян Муркаш.

Успешно проводила подрывную работу в тылу врага группа партизан, которую возглавил бывший студент медицинского института П. Г. Петриченко. Группе оказывали помощь жители Сак. В доме К. Т. Ивановой на окраине города укрывались бежавшие военнопленные, здесь их кормили, переодевали и поодиночке ночью переводили в Кутурские каменоломни, а затем к партизанам.

В партизанских отрядах Крыма сражались представители практически всех национальностей, в том числе и крымские татары – жители поселка Саки. Стоит особенно отметить Нури Саидовича Халилова, еще в довоенное время преподававшего историю в поселковой школе (сейчас это школа № 4). С лета 1943 года он воевал в пятой бригаде Северного партизанского соединения, принимал участие в освобождении Симферополя и Севастополя.

Сотни сакчан сражались на фронтах Великой Отечественной войны; 378 человек награждены орденами и медалями.

13 апреля 1944 года на подступах к Сакам вели бой с гитлеровцами воины подвижного отряда 2-й гвардейской армии, 3-й гвардейской стрелковой дивизии и подошедших им на помощь подразделений 24-й гвардейской стрелковой дивизии. Бой длился шесть часов. К вечеру гвардейцы освободили поселок. В братской могиле покоятся 165 советских воинов, погибших при освобождении города и скончавшихся от ран в госпиталях.

В феврале 1945 года военный санаторий, Сакский аэродром, а вместе с ними фактически и весь поселок Саки, выполняли важное правительственное задание по размещению и обслуживанию летчиков и технического персонала США и Великобритании, принимавших участие в обеспечении безопасности Крымской конференции в Ялте.

После войны посёлок рос, приобретая всё большую популярность. В сентябре 1945 года принял первых пациентов военный санаторий, в 1947 году начато лечение спинальных больных.

В 1952 году статус поселка изменился – Саки стали городом. В 1953 году вновь вошли в строй все корпуса здравниц. В 1973 году распахнул свои двери санаторий “Полтава”, в 1974 году введен в строй уникальный санаторий имени Н. Н. Бурденко. Во время войны в Афганистане в Сакском санатории Министерства обороны был открыт центр восстановительного лечения, в котором проводилось лечение советских воинов, пострадавших в Афганистане.

Настоящее время

Город Саки по прежнему имеет большой санаторно-курортный потенциал благодаря благоприятными климатическими особенности, богатыми лечебными ресурсами, приморско-степным климатом, термальными минеральными источниками, солёным озером с иловой лечебной грязью, парком-дендрарием, на территории которого находятся санатории, и близостью моря. Дно бессточного Сакского озера покрыто мощным слоем иловой минеральной грязи с высокими лечебными свойствами. Для лечения больных используются лечебная грязь, рапа и минеральная вода (бальнеогрязевой процедуры — основа курортного лечения здесь). Лечебный пляж курорта находится в 4—5 км от здравниц (8—10 минут езды на курортном автобусе).

Поделиться

Добавить комментарий

Можете заполнить только ваш комментарий, он будет опубликован на этой странице.